Главная Карта сайта Контакты

Бал, маскарад и другие развлечения в истории русской культуры

Водевиль Григорьева 1-го «Полька в Петербурге»

В Александрийском театре в 1844 году был поставлен водевиль Григорьева 1-го «Полька в Петербурге». Водевиль выдержал 31 представление при постоянно полном театре. «Артисты <...> полькировали каждый вечер при громе аплодисментов».

В 1845 году Д. В. Григорович (под псевдонимом «Степан Гро-милов») выпустил книгу «Полька в Париже и в Петербурге», с изложением истории этого танца и средств «выучиться танцевать польку без помощи учителя».30 По свидетельству Григоровича, книжка была написана им по заказу Н. А. Некрасова. Приведем из нее несколько фрагментов. «Теперь в каждом почти доме, мало того в каждом семействе танцуют польку, позабыв совершенно кадрили, мазурки и вообще все танцы, восхищавшие до того времени поклонников Терпсихоры». «Где бы вы ни были, куда бы вы ни пошли, всюду толкуют вам о польке, об очаровательной польке. Мотивы „Луции" и „Сомнамбулы" заменяются мотивами польки; меломания заметно переходит в полькома-нию». Заключалась книжка следующими афоризмами:

«Кадриль соответствует сангвиническим характерам, галоп желчным, вальс холерическим, а полька есть исключительно принадлежность людей нервических и страстных.

Как в женщине, так и в мужчине, полька требует могучего, горячего сердца.

Полька есть подстрочный перевод любви. Первая фигура, называемая прогулкою или променадом, требует непременно кокетства, грации и скромности; это первое свидание двух любовников, внезапно встретившихся под аллеями парка: медленное одушевление такта музыки выражает в то же время радость и смущение, ощущаемые любовниками <.„>.

Любовь, поэзия, свобода, вот три слова, вполне выражающие польку».

Некрасов откликнулся на издание книжки небольшой заметкой в «Литературной газете», в которой иронизировал над всеобщей одержимостью полькой: «Наша общественная жизнь бедна разнообразием; поэтому каждое явление, сколько-нибудь выходящее их ряда обыкновенных, составляет в ней эпоху. <...> На нашей памяти четыре таких эпохи, которых виновниками были — преферанс, Тальйони, итальянская опера, наконец, полька. Ни о преферансе, ни о Тальйони, ни об итальянской опере не толковали больше, как теперь толкуют о польке. И не только толкуют о польке и танцуют польку, но уже начинают причесываться a la Polka, одеваться a la Polka, ходить a la Polka; пожалуй, даже стали бы есть и пить a la Polka, если б не были совершенно довольны старым способом».31

Неудивительно, что польки заполонили прилавки всех нотных магазинов. Каких только полек тут не было! «La belle aux cheveax d'or» («Красавица с золотыми волосами»), «La belle moscovite» («Прелестная московитянка»), «Ералаш», «Цыганка», «Gouttes de Cagliostro» («Капли Калиостро»), «Cavalcade: Souvenir d'Odessa» («Кавалькада: сувенир из Одессы»), «Le plai-sir de la chasse» («Удовольствие охоты»).

Возврат к списку


Облака
Крестики-Нолики
Лиса
Лети
Алло, земля!
С Новым годом, Страна!
Если хочешь
Я найду тебя
Прости
Стань ближе