Главная Карта сайта Контакты

Правда о шоу-бизнесе

О семье

У Димы есть дочка, а у Инны – сын. Внук на год старше, у девочек все происходит раньше. У Инны хорошая семья, прекрасный муж. Но она живет по другим законам. Муж создает жизненную базу, и он определяет уклад дома, а потому она не может быть гастролирующей певицей. Уже есть ребенок, сложилась своя семейная традиция, но у нее есть возможность заниматься творчеством и продвигать свои проекты.

Она сама продюсирует их, все делает сама. Возможно, кто-то думает, вот папа взял и занимается дочкой. Папа не может делать за детей то, что они должны делать сами. Во-первых, у меня есть своя реальная работа, которой уделяю 5—6 часов в день, есть обязанности по дому, есть общественная работа. Я ведь являюсь вице-президентом  Международного союза деятелей эстрадного искусства.

Участвую в конкурсах, даю интервью, бываю на тусовках, каких-то информационных просмотрах, которые мне необходимы по работе. Да вообще есть чисто физиологические особенности возраста: в 20—30 лет один темп, а когда ты прожил уже полвека, то хочется других ощущений и более спокойного ритма жизни. Я уже не могу жить так, как жил 30 лет назад, когда учился в музыкальном училище, работал в Москонцерте и поступил в автомеханический институт (поскольку до училища я окончил Подольский индустриальный техникум).

Правда, когда поступил в консерваторию, то институт все-таки бросил, так как учиться в двух вузах просто физически было невозможно.

— У вас серьезная база, хорошая семья, наверное, поэтому вы не попадаете под обстрел «желтой» прессы?

— Тут есть две позиции. В первом случае, когда человек всем своим образом жизни попадает под прицел, а другая ситуация, когда человек создает себе имя благодаря скандальным публикациям. Я ни тем ни другим не занимаюсь и никакого интереса для «желтой» прессы не представляю, кроме того, что мы с женой родили и воспитали двоих талантливых детей.

Если это не есть информационный повод — значит, мы не интересны. Никогда не стану что-нибудь придумывать, чтобы обратить на себя внимание. Я трудился в течение 40 лет. Были периоды очень сложные в жизни, когда отношения в коллективе обострялись, и об этом сразу начинали писать. На меня жаловались люди, которых я не устраивал, хотя ничего плохого никому не делал, просто требовал, чтобы была аккуратная прическа, хороший внешний вид, чтобы человек стоял на сцене трезвый...

Никогда ничего специально не делал. Жил, не считал себя гениальным, а много трудился. Сначала отлично закончил техникум, потом консерваторию, в общем, был нормальным студентом. Никогда не был солистом, но в своем деле всегда был профессионалом.

Мы с женой старались воспитать своих детей так, чтобы они несли людям добро и радость, хотя они уже другие, другие характеры. Это часть нас, но это не мы.

— А как вливались новые люди в семью ?

— Тоже все нормально. Конечно, все новое воспринимается не сразу. У нас не было резкого отторжения, но и не было сверхобъятий и поцелуев взахлеб. Постепенно идет мягкое, такое эволюционное привыкание, но не революционное. Все спокойно, жизнь все расставляет по своим местам. Я обращал внимание на взаимоотношения своих родителей, родителей своей жены. Они жили, стараясь найти доброе, не замечать недостатков, уступая друг другу. Этот стиль и в работе помогает. Можно жестко все порвать, а можно мягко сохранять добрые отношения.

Сейчас я научился сдерживать первые порывы. Этот самонастрой очень важен. Особенно при столкновении с журналистами.

Возврат к списку